Аксиомы организационных аспектов ликвидации медицинских последствий крупномасштабных чрезвычайных ситуаций на догоспитальном этапе в мегаполисе.

При крупномасштабных чрезвычайных ситуациях для ликвидации медицинских последствий наилучшим вариантом является следующая последовательность прибытия различных формирований: спасатели со специальным оборудованием и имеющие навыки оказания первой помощи пострадавшим непосредственно в очаге; специалисты территориального центра медицины катастроф; необходимо достаточное количество бригад скорой медицинской помощи. Непосредственно в ликвидации медицинских последствий крупномасштабных чрезвычайных ситуаций участвуют: спасатели, специалисты территориальных центров медицины катастроф, бригады скорой медицинской помощи, авиамедицинские бригады и стационары. Каждый из этих участников имеет конкретные специфические задачи, реализация которых напрямую связана с системой предварительной готовности, что достигается в процессе ежедневной деятельности в сфере, свойственной для каждого участника.

Гуменюк Сергей Андреевич, канд. мед. наук, заместитель директора по медицинской части, ГБУЗ «Научно-практический центр экстренной медицинской помощи Департамента здравоохранения города Москвы», доцент кафедры скорой медицинской помощи, неотложной и экстремальной медицины, ФГБУ ДПО «Центральная государственная медицинская академия» УДП РФ, E-mail: cemp75@yandex.ru

Стажадзе Леван Лонгинозович, д-р мед. наук, главный научный сотрудник, ГБУЗ «Научно-практический центр экстренной медицинской помощи Департамента здравоохранения города Москвы», профессор кафедры скорой медицинской помощи, неотложной и экстремальной медицины, ФГБУ ДПО «Центральная государственная медицинская академия» УДП РФ

 

Существует общее понимание того, что чем меньше времени и чем меньше количеством медицинского персонала будет участие станции скорой и неотложной медицинской помощи (включая выездные бригады скорой медицинской помощи (СМП) в ликвидации медицинских последствий чрезвычайных ситуаций (ЧС)), тем лучше будет как для обратившихся за медицинской помощью в ЧС, так и заболевшим и пострадавшим вне ЧС в пределах административной территории города Москвы. Чем больше бригад СМП будет направлено в зону ЧС, итоговые показатели доезда к нуждающимся в скорой медицинской помощи гостям и жителям города будут ниже, притом что известие о ЧС увеличивает число обращений за медицинской помощью иногда в разы. Чем оперативнее пострадавшие в ЧС будут доставлены в профильные медицинские организации государственной системы здравоохранения города Москвы, оказывающие стационарную помощь, тем более благоприятными становятся итоговые показатели результатов лечения — правило «золотого часа», в том числе уменьшается реабилитационный период, что приводит пострадавшего к скорейшему полноценному возвращению в общество.

Во время получения бригадой СМП пострадавшего (или заболевшего) все ее действия направлены на возможность скорейшей медицинской эвакуации его в профильное лечебное учреждение. Для этого осуществляется на месте минимально-достаточный комплекс диагностических и лечебноэвакуационных мероприятий в зоне ЧС, в соответствии с разработанными алгоритмами оказания медицинской помощи, также для данной задачи санитарные технические средства снабжены проблесковыми маяками, специальными сигналами и особой маркировкой в соответствии с ГОСТом. Фактически после доставки пострадавшего в стационар для бригады СМП участие в ликвидации последствий ЧС завершается, а после доставки в стационар последнего пострадавшего завершается участие станции скорой и неотложной медицинской помощи в ликвидации медицинских последствий ЧС.

Для того чтобы бригады СМП быстро и качественно провели диагностику и лечебно-эвакуационные мероприятия в зоне ЧС, врачи, фельдшеры и медицинские сестры должны иметь высокий уровень профессиональной подготовки. Это достигается рациональным построением на станции скорой и неотложной медицинской помощи повседневной деятельности во главе с главным врачом: подбор и расстановка кадров, формирование бригад, анализ результатов выполненных вызовов, разбор сложных случаев, выявление типичных ошибок, перманентная работа по совершенствованию стандартов оказания медицинской помощи на догоспитальном этапе, организация учебных циклов, объективная аттестация на квалификационные категории и многое другое, что связано с повышением квалификации специалистов станции скорой и неотложной медицинской помощи [3, 5].

Организация оказания медицинской помощи в зоне ЧС, взаимодействие с экстренными службами и всеми другими немедицинскими формированиями, принимающими участие в работах по ликвидации последствий ЧС, составление первичного списка пострадавших и обратившихся за медицинской помощью, постоянный репортаж с уточнением медико-санитарной обстановки в зоне ЧС для принятия управленческих решений, определение необходимо-достаточного количества бригад СМП и бригад по транспортировке тел умерших (при необходимости), передача пострадавших бригадам СМП, разработка лечебно-эвакуационных путей относятся к компетенции специалистов территориальных центров медицины катастроф [1].

Следует отметить, что для специалистов территориальных центров медицины катастроф с завершением догоспитального этапа начинается трудоемкая работа по идентификации пострадавших (при крупномасштабных ЧС до 70 % пострадавших направляются в стационары как неизвестные), обработке поступающb [из стационаров сообщений о ходе лечения пострадавших, исходах, переводах внутри и между стационарами. По запросам и согласованию со стационарами при необходимости организуется консультативная помощь специалистами. На территориальные центры медицины катастроф возложено также привлечение к процессу оказания медицинской помощи сил и средств обеспечения (расходные материалы, оборудование, резерв медикаментов и др.), составление уточняемой учетно-отчетной документации в интерактивном режиме. Работа территориальных центров медицины катастроф продолжается в интерактивном режиме до выписки последнего пострадавшего в ЧС и может достигать нескольких недель, а то и месяцев [4].

Для качественного выполнения поставленных задач сотрудники территориального центра медицины катастроф во главе с директором в своей повседневной деятельности совершенствуют:

  • навыки организации оказания медицинской помощи большому числу пострадавших в зоне ЧС;
  • развертывание сортировочных пунктов и принципам сортировки;
  • взаимодействие с немедицинскими формированиями участниками ликвидации последствий ЧС;
  • отработку четкости предоставления информации с места событий для принятия управленческих решений;
  • принципы регистрации пострадавших с учетом важности для последующей идентификации «неименных данных», что чрезвычайно важно как для организации дальнейшего проведения лечения на последующих этапах, так и для решения вопросов социально-экономического обеспечения;
  • детальный разбор реальных событий по организационным аспектам ликвидации медицинских последствий различных ЧС с выявлением факторов, осложнявших выполнение работ по временным характеристикам, качеству и объему как для догоспитального, так и стационарного этапов.

Периодическое проведение тактико-специальных и командно-штабных учений с последующим анализом действий, допущенных неточностей и определением путей их предотвращения, способствует повышению качества медицинской помощи.

При крупномасштабных ЧС для ликвидации медицинских последствий наилучшим вариантом является следующая последовательность прибытия различных формирований. Первыми прибывают спасатели со специальным оборудованием и имеющие навыки оказания первой помощи пострадавшим непосредственно в очаге. Практически одновременно прибывают специалисты территориального центра медицины катастроф, которые перманентно передают по каналам связи первичные и уточненные сведения о месте происшествия, ведущем повреждении и возможном количестве пострадавших, необходимом количестве бригад СМП, а также всех возможных изменениях в обстановке. Одновременно специалисты медицины катастроф принимают активное участие в работе штаба по ликвидации ЧС, совместно со спасателями организуют сортировочный (сортировочные) пункт в зоне ЧС на границе с очагом. С сотрудниками Министерства внутренних дел и Росгвардии определяется зона оцепления с учетом преимущественного движения автотранспорта для эвакуации и транспортировки пострадавших с организацией «транспортно-эвакуационной петли», исключить встречное движение санитарного и эвакуационного транспорта (рис.).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Прибывающие бригады СМП со специалистами медицины катастроф выстраиваются по определенной схеме, и каждой бригаде передается пострадавший для оказания медицинской помощи и транспортировки после регистрации возможных «именных» и всех «неименных» сведений, включая канал госпитализации. При эвакуации пострадавших специалисты медицины катастроф регистрируют «именные» и «неименные» показатели, при этом в «неименных» дополнительно обязательно регистрируется в случае дорожно-транспортного происшествия марка транспортного средства, цвет, государственный номер, Ф. И. О. водителя и номер водительского удостоверения.

Следует отметить, что в городе Москве для ликвидации медицинских последствий различных нештатных ситуаций используются санитарные вертолеты ВК-117С-2, которые оснащены медицинской аппаратурой в соответствии с современными мировыми стандартами. Она позволяет проводить на месте происшествия и в процессе медицинской эвакуации пациентов интенсивную терапию, включая реанимационное пособие в полном объеме, адекватную для поддержания стабильного состояния тяжелых больных и пострадавших во время медицинской эвакуации в профильные медицинские организации стационарного типа [2].

Основными задачами авиамедицинских бригад являются оперативная эвакуация с места ЧС, при необходимости сортировка и транспортировка пострадавшего в лечебное учреждение, также немаловажным фактором является доставка на место происшествия квалифицированных специалистов.

В составе авиамедицинских бригад, работающих на территории города Москвы, врач и фельдшер ГБУЗ «Научно-практический центр экстренной медицинской помощи ДЗМ», территориальный центр медицины катастроф города Москвы (НПЦ ЭМП), а также врач-спасатель ГКУ «Московский авиационный центр» (МАЦ), техническое сопровождение осуществляется пилотами и техническим персоналом МАЦ.

Таким образом, непосредственно в ликвидации медицинских последствий крупномасштабных ЧС участвуют спасатели, специалисты территориальных центров медицины катастроф, бригады СМП и стационары. Каждый из этих участников имеет конкретные специфические задачи, реализация которых напрямую связана с системой предварительной готовности, что достигается в процессе ежедневной деятельности в сфере, свойственной каждому участнику.

Вместе с тем хочется отметить, что указанные выше медицинские организации являются учреждениями, участвующими на определенных этапах ликвидации медицинских последствий. Объединяющим органом является территориальный центр медицины катастроф, который принимает участие в работе от начала ликвидации медицинских последствий в ЧС, до выписки последнего пострадавшего из медицинской организации. В то же время опровержение аксиом требует весьма серьезных доказательств. Если аксиомами пренебрегают при принятии решений с использованием административных ресурсов, то это неизбежно приводит к плачевным результатам.

Литература:

1. Алексанин С. С., Гуменюк С. А. Применение медицинских вертолетов легкого класса при пожарах в условиях мегаполиса // MODUS. — 2016. — № 2 (8). — С. 83–85.

2. Гуменюк С. А. Организация медицинского обеспечения пострадавших при пожарах на догоспитальном этапе на территории мегаполиса: дис. … канд. мед. наук. — СПб., 2016. — 274 с.

3. Костомарова  Л. Г., Стажадзе  Л. Л. Территориальная служба медицины катастроф Москвы.  — М.: Аякс, 2001. — 223 с.

4. Лобанов  Г. П., Сахно  И. И., Гончаров  С. Ф.  Основы организации лечебно-эвакуационного обеспечения при ликвидации медико-санитарных последствий чрезвычайных ситуаций: пособие для врачей. — М.: ВЦМК «ЗАЩИТА», 2001. — 42 с.

5. Стажадзе Л. Л., Буданцева Л. Б. Задачи выездных бригад скорой медицинской помощи при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций // Кремлевская медицина (клинический вестник).  — 2013.  — № 2. — С. 181–183.